Елена Бутько
этнографические путешествия по Азии, Европе и Африке

  Расписание      Маршрут на заказ      Яхтинг      Отзывы      Статьи      Галерея      Елена Бутько      Контакты

Ближайшие туры

Леопарды, киты и прекрасные родии

Шри-Ланка 
этносы   1400 USD
13 — 22 декабря 2017

Дорогами кхмерских королей 

Камбоджа и Лаос  1650 USD
джунгли и племена
20 января - 4 февраля 2018

Леопарды, киты и прекрасные родии

Шри-Ланка 
этносы   1400 USD
6 февраля — 15 февраля 2018

Мозаика Индонезии

Суматра-Ява-Бали    1200 USD
17 февраля-4 марта 2018  
Осталось 2 места!

Ускользающая Мьянма

Мьянма  1800 USD
этнографическая экспедиция
4 - 17 марта 2018

Тайны древней Нубии

Северный Судан
пирамиды+дайвсафари
26 марта - 7 апреля 2018  

сады и парки 
14-21 апреля 2018  1400 euro

Этнический Китай

малые народы Гуйчжоу и Фуцзяни
21 апреля-4 мая 2018  1800 USD

В поисках Потерянной горы

трекинг в Пиренеях    800 euro
9-17 июня 2018  

Покорение Индигирки

трекинг в Якутии      70 000 руб
21 июня -14 июля 2018  

Солнечный Магадан

экспедиция по Колымскому краю
17 - 31 июля 2018  100 000 р

Якутское Трехречье

сплав по Синей, Лене и Буотаме
2-15 августа 2018  50700 руб.


Плато Путорана

круиз по Енисею+трекинг
август 2018  NEW

В гости к Чингис-Хану

автопутешествие по Монголии
19 августа—1 сентября 2018 50000 р

Путешествие по Франции

плавание на барже по Лангедоку
7 - 15 сентября 2018  850 euro


Мадагаскар

зоосафари
26 сентября - 13 октября 2018   
2000 euro

Виват, Венесуэла!

восхождение на Рорайму
17 октября - 6 ноября 2018   
3000 USD

Облачный Юг

Китай и  Лаос        1850 USD
4 -18 ноября 2018  

Ускользающая Мьянма

Мьянма  1800 USD
этнографическая экспедиция
18 ноября - 1 декабря 2018

Дорогами кхмерских королей 

Камбоджа и Лаос  1650 USD
джунгли и племена
29 декабря 2018 - 13 января 2019

Весна в тропиках




ч.1 ЛАГЕРСТРОЕМИЯ

Европейцы, осваивавшие Индокитай в 19 в., называли джунгли - "зеленая смерть". Частично из-за непроходимости, мгновенной скорости восстановления вырубленных участков, ядовитых растений и опасных животных, но больше всего, из-за угнетавшего субъективный невнимательный колонизаторский глаз, отсутствия выраженной смены времен года. Частые поездки в Юго-Восточную Азию приучили меня пристальней вглядываться, в казалось бы, очевидные вещи, и с середины февраля тропическая растительность начинает для меня подсвечиваться дополнительными красками. Будто к яркому неоново-цветущему древесно-лианному местному населению приезжают неведомые дальние гости. Среди алых гибискусов, цыплячье-лимонных рачапруйков, малиновой бугеннвилии, я начинаю замечать бело-розовато-лиловую акварельную нежность цветков лагерстроемии. Это кипельно-зефирное кружево дышит пастельными, неяркими красками русской весны. Той прозрачностью и светом, который разливается в апреле в наших подмосковных лесах... Я начинаю упиваться ее душистым и сладостным ароматом, мечтать и таять, как ванильное мороженое. И мне абсолютно понятны японцы, каждую весну, целую неделю своей жизни, посвящающие любованию бело-розовыми цветами сливы. А тем временем мои джунгли, покрытые с ума сводящей магией лагерстроемии и разгара весны, начинают усиленно копошиться, орать, драться, любить, обихаживать появившееся потомство, с утроенной энергией самопожертвования, облетающих розоватых лепестков. Одним словом, весна...

ч.2 НЕБЕСНЫЕ АПСАРЫ

Храмовый комплекс Ангкор Ват украшен редкими по красоте рельефами, сочетающими фигурные изображения с растительным и геометрическим орнаментом. В рельефах галереи первого уровня запечатлены, в основном, сюжеты из древнеиндийского эпоса "Махабхарата" и "Рамаяна", на рельефах второго уровня предстает множество блистающих грацией небесных танцовщиц - апсар. Композиция рельефов построена так, что одна сцена плавно переходит в другую. Ощущение глубины изображения создается не за счет объемности фигур, а в результате наложения их друг на друга. Первоначально рельефы выглядели более живописно, так как были раскрашены и покрыты позолотой. Проходя по галереям, зритель одно за другим "читает" многофигурные изображения. Площадь, занимаемая скульптурными работами в Ангкор Вате, составляет около 2000 кв.м. Поразительно, что при таком изобилии рельефов и пристальному вниманию к деталям художник сохранил чувство меры и удивительной гармонии с архитектурой.
Один из самых удивительных барельефов посвящен описанию жизни Рамы. По большей части - тот эпизод, в котором он искал свою жену - то есть самая главная часть в жизни мужчины. Барьефы кажутся сделанными из мрамора из-за частого прикосновения рук паломников. Особенно блестят некоторые выпуклые части фигур апсар, ставших таким же символом Ангкора, как и башни в форме лотоса.
Лучи полуденного солнца скользят по барельефам, увеличивая контрасты света и тени на каменных изображениях. На их фоне живые танцовщицы кажутся еще более изящными и нежными. Тонкие ткани облегают их тела, подчеркивая гармоничные движения. Они танцуют под музыку народных инструментов. Их трое - и эта живая музыка, и живые, не каменные апсары, и яркие краски их одеяний, расшитых шелком и жемчугом отвлекают меня от созерцания древних камней. Их тела движутся, подчиняясь старинным ритмам - так танцевали здесь апсары в древние времена, услаждая монархов, даря им все радости жизни. Согласно легенде, боги послали на землю небесных танцовщиц, чтобы избавить людей от гордыни, заставив почувствовать их любовь и всепоглощающую страсть, которую олицетворяют небесные девы. А ведь каждая из 2000 апсар Ангкор Вата имела реальную натурщицу из королевских наложниц, таких прекрасных, что путники до сих пор не верят в искусство резца земного скульптора, а приписывают их создание волшебству небесного зодчего Индры...

ч.3 ПРОКАЖЕННЫЙ КОРОЛЬ

Эпиграф
Кто знает мрак души людской?
Ее восторги и печали...
Они эмалью голубой
От нас сокрытые скрижали.
Н.Гумилев

1177 год. Великий город Ангкор жгут и топчут чамские воины. Король убит, дворцы и храмы разграблены, народ пленен или скрывается в джунглях. Мгла отчаяния опустилась на землю кхмеров. Брахманы тщетно взывают о помощи к индуистским богам, но небеса безмолвствуют. Казалось, участь предрешена и империя неумолимо движется к гибели...
Ему тогда было около 50 лет, сыну некогда свергнутого короля, оставившему воинскую службу и жившему в буддийском монастыре на дальней северо-западной границе империи уже 8 лет, после смерти любимой жены Джайядеви. Лето принесло дурные вести - его сын погиб в битве с чамами. И тогда он решился оставить монастырь и стать тем, кого потомки назовут впоследствии самым великим королем Кхмерской империи - Джайяварманом 7.
Чамов он изгнал ранее, чем короновался. С триумфом дошел до вражеской столицы, убил чамского короля и и посадил на престол кхмерского ставленника. Затем велел основать вместо разоренного родного города новый, обнесенный восьмиметровой каменной стеной квадратом 3х3 км, и назвал его Ангкор Тхом  - "большой город".  Масштаб личности оценивается масштабом ее творений, и они действительно были грандиозны - и король, и его империя. Будто бы Будда, сменивший по приказу Джайявармана индуистских божеств, выдал ему карт-бланш. По всей империи развернулась гигантская стройка - только больниц, судя по надписям в монастыре Та Пром, было построено 102. А еще сеть мощенных камнем дорог, постоялые дворы, университеты... И храмы, где не только славили Будду, но и могли молиться кхмеры индуистского вероисповедания. 
Что побуждало его так невиданно щедро для раннесредневековой Азии заботиться о своем народе? Древняя молва называла его Прокаженным королем... Приписали ли ему проказу или он действительно страдал этим заболеванием, историки пока установить не могут. Но глядя на сохранившиеся скульптурные портреты Джайявармана 7 с полуприкрытыми, словно в медитации, глазами, и мягкую полуулыбку, думаю, что король так поступал по велению сердца, выбрав для себя путь бодхисаттвы Авалокитешвары, самого сострадательного к людям. Оттого на всех въездных воротах Ангкор Тхома я вижу лица короля, обращенные на все 4 стороны света и милостиво улыбающиеся путникам, ищущим приюта в большом городе.
Король скончался в 1218 году, дожив практически до столетнего возраста. Звезда Камбуджадеши стремительно покатилась к закату. Последние короли Ангкора не построили больше ни одного храма и проиграли войну Сиаму. "Большой город" поглотили джунгли. А неразгаданные тайны короля-бодхисаттвы Джайявармана 7 все еще зашифрованы в ликах на ангкорских башнях.

ч.4 ЛУАНГ ПРАБАНГ

"Услышал - следует посмотреть,
Увидел - суди по сердцу..."
                                                Лаосская поговорка

В предрассветной дымке мартовского утра на набережную Меконга выступают люди в шафрановых одеяниях. Медленно и степенно, склонив голову и держа в руках чашу для сбора подаяний, они идут по тихим улицам Луанг Прабанга. Каждый день уже на протяжении семи столетий проходит эта утренняя процессия монахов такбат... Бритая голова, по-детски пухлые губы, ясный взгляд, худенькие цыплячьи плечи  - молодой послушник, возможно, даже впервые, идущий оказывать благодеяние. Да-да, не мы его одариваем, а он нас! Не я или какая-нибудь лаоска, подаю ему еду, а он помогает нам совершить благой поступок и улучшить свою карму. И бегут за монахами, торопясь начать день с хорошего дела, лаосский и стар, и млад... Иностранные туристы назвали сие действо, в котором сами регулярно участвуют - "кормлением монахов". И вместе с наступившим днем в Луанг Прабанге я снова вижу спокойных людей, ленивую суету на рынке, приземленные крыши старинных монастырей, пропитанные ароматами благовоний и свежей французской булки.
Захожу внутрь сима (главного здания). Здесь и на территории монастыря не чувствуешь давление на себя, на собственное Я. Ват (монастырь) для лаосца дом, а не место, куда приходят в гости к мудрейшему учителю. Здесь нет атаки на психику, нет большого числа комнат, длинных коридоров и террас, нет грозных божеств и всего того, что заставляет почувствовать себя ничтожным. И это самая важная особенность сооружений луангпрабангского стиля. Можно сказать, что городу очень повезло: ни разу рука иностранного архитектора или реставратора не прикоснулась к его красотам, а значит, не внесла чужой культуры, не уродовала его. В жару, остановившись в прохладном зале одного из симов, можно поразмышлять о смысле жизни, сидя рядом с впавшим в полудрему служителем Будды.
Лаосцы сами ежедневно поклоняются Будде и молятся, а завершают все подношением горящих свечей, цветов, воды и еды. Цветы жертвуют для улучшения здоровья, воду - для утоления тревог и успокоения сознания. Пожервованная пища обещает пропитание, а зажженные свечи показывают Просветленному, что паломник стремится к пробуждению.
Как все таки важно в жизни научиться принятию... Всего - даров, поклонения, надежд, любви, счастья, желаний, а равно и хулы, горя, тревог, страданий, того что и есть собственно жизнь. И хорошее впускать внутрь себя, и плохое, и растворять, и сживаться, и наполняться. Это требует огромного мужества - перестать сопротивляться решениям жизни - спазмировать каждой клеткой под давлением своего Эго. И одновременно очень просто - простить и поверить в себя. Только доверившись Судьбе, появятся силы ее изменить. 
Мне кажется, принятие и есть любовь - в нем нет агрессии, с ума сводящей страсти, безумной жажды рабства, своего и чужого подчинения. Оно светло, безмятежно и мудро. Как Меконг, текущий вдоль набережной Луанг Прабанга...

ч. 5 ПЕРЕЖИТЬ КУАЛА-ЛУМПУР

   Размышляя о месте женщины в исламской культуре, я часто гадала, куда Аллах помещал после смерти девушек, бросавшихся во все века с минаретов от несчастной любви? В башнях Петронас 88 этажей и их ажурная архитектурная легкость, несмотря на сталь и стекло, навевает на меня грусть и ассоциации, связанные именно с печальными минаретами. С их крыш не кричат, призывая на молитву, муэдзины, но тени несчастных мусульманок, мне видится, бродят у подножия Петронасов. Они обречены вечно смотреть на эту лестницу в небо, но никогда туда не взойти. Мучительное наказание... но, исламский ад не милостивее остальных - находясь на расстоянии вытянутой руки, спасение всегда недоступно. Доступны только бутики, рестораны и развлекательные центры, а также один из крупнейших в Азии океанариумов. И как тут не вспомнить островскую Ларису Огудалову в "Бесприданнице", воскликнувшую незадолго перед смертью: "Я любви искала и не нашла! Теперь мне надобно денег..."
   Этот город хочет денег и подчинения, и равнодушен к слезам... Здесь знают толк в золотых украшениях и во вкусе хорошо вызревшей женской мести, идущей на гарнир к люля-кебабам и шашлыку. Prada и Chanel служат утешением для богатых жительниц многоженских семей в их необычной, по меркам европейки, судьбе. Спросить бы их: "Как вы еще не передрались между собой, девочки?"  Но эти густо очерченные черной подводкой глаза мусульманских газелей, никогда не откроют тайну прохожей европейке.
   Вечерний парк возле башен наполнен народом, отдыхающем возле фонтанов, и все живо напоминает описания мусульманского рая. Лишь иногда почти неуловимо, нет-нет, да и мелькнет на стекле здания в отражениях струй воды, одинокая тень в хиджабе...

ч. 6 КРАБИ. ЛЮБОВЬ ИЛИ СТРАХ

   Название городку, расположенному на берегах в дельте Краби, дал меч, или краби, якобы найденный неподалеку. Великолепие южного ландшафта Тайланда нигде не проявляется так ярко и полно, как в Краби и на соседних островах Пхи Пхи. Вокруг города и вдоль побережья высятся известняковые отвесные скалы (клифы), которые стали символом провинции. Если, стоя на пляже Аунанг, вы заставите себя отвернуться от панорамы Андаманского моря и скользнете взглядом в противоположную сторону, и вверх, они возникнут перед вами. Эти охристо-желтые громадины, покрытые низкорослым лесом и цепляющие верхушками легкие облака… 130 млн. лет назад они были частью громадного кораллового рифа. Скалы строили себя, наращивая из мертвых кораллов толстые слои кальцитовых отложений. Потом Земля вздрогнула, а они вышли на поверхность океана. Дожди, ветровая эрозия и приливы размывали их внутри и снаружи, словно гениальные ваятели, собравшиеся творить воедино и создающие фантастические формы. Клифы покрылись расщелинами, появились туннели и морские пещеры (их тайцы называют хонги). Наконец, в конце ледникового периода, уровень моря поднялся, и вода размыла уступы, видные на большинстве скал. Исполины приняли сегодняшний облик, и стоят, словно стражи, вдоль побережья. Это единственное место во всем Тайланде, где можно взбираться на утесы. Они привлекают скалолазов со всего мира, предлагая им испытать себя. Говорят, что такие трудные подъемы есть еще только на юге Франции. Здесь есть скалы разных категорий сложности: от простой 4b до крайней трудной 8b. Десятки школ в Аунанге с готовностью помогут вам обучиться азам скалолазания.
И вот, обмотанные веревкой, на адреналиновом «взводе», вы болтаетесь на N-ной высоте и смотрите в пустоту извне… И все огорчения, сомнения, слабости и страхи, которые в течение всей жизни мы накапливаем в своих телах, умах и душах, начинают медленно брать вверх над вашим существом. Появляется паническое желание отвязаться, убежать и вернуться в привычный, безопасный и такой спасительно-знакомый мирок. Но вы уже забрались сюда! Вы сделали первый шаг, быть может, безрассудно, но сделали. Высота срывает все маски, она позволяет человеку увидеть свою истинную суть и природу. Мы получаем в руки зеркало, способное отразить нас во всей полноте. И наступает миг Выбора. Можно пойти за страхом, сказать себе – это не для меня, ничего изменить нельзя, моя участь решена навсегда. И все станет буднично, серо и скучно, но зато безопасно… Никто не осудит, значит, вы еще не готовы. Только Бог грустно улыбнется, вздохнув….  Но иногда, волшебное зеркало приносит слишком страшное изображение. И Выбора не остается. Ибо это чудовище уже пожрало вас, и теперь хочет пожрать весь мир вокруг. Придется сражаться… Срывая кожу, всеми мышцами, эмоциями, и главное, сердцем. Сердце – главное оружие. И исход битвы зависит от того, что вы в нем поселите – любовь или страх. И если – любовь, то вас ждет открытие! Любовь никогда от вас не уходила. Пока вы живы – она всегда останется с вами! Вы навечно неразрывны. Как клифы и легкие белые облака на фоне синего неба Краби…

P.S. Я улетала из Краби на родину и в аэропорту, в сувенирной лавке на витрине, среди магнитов и брелков, увидела брошь в виде серебряного тигра с небесно-синими грустными глазами из перламутра. Отныне он навсегда со мной…

ч.7 .МАДРИД. END.

«Мадрид – город утрат, и не дворцы и площади главенствуют здесь, а Растро – рухлядь, труха, рынок, свалка.»
                                    Гомес де ла Серна «Растро» 1915 г.

Представляю, друзья мои, какой в головах у вас сумбур, после прочтения всей полной эпопеи. Но зная меня, вы должны были уже привыкнуть, что в моей жизни часто весна начинается не с координат во времени и пространстве, а тогда, когда богам угодно смеяться… Так и в этом году моя весна родилась 31 января на борту яхты «Dream Catcher II» возле мальдивского атолла Южный Мале, а умереть ей было суждено 18 мая в мадридском парке Ретиро среди клумб с пламенеюще-алыми розами. И если рождение событие радостное, созывающее к себе множество свидетелей, то смерть в большинстве случаев одинока и не терпит чужих глаз. Ни одной фотографии этого дня я себе не оставила – только память.
Что может успеть умирающий за один день? А как можно успеть прожить за 5 недель больше, чем за всю жизнь? И что есть жизнь, а что – смерть? Вечные вопросы человечества… 
Майская «вербена» Сан Исидро проходит в Мадриде каждый год с 15 мая целую неделю. Ярмарки, гуляния, большая коррида, вафельщики в старинных костюмах, тапас, хамон и красное вино Риоха на площади Пласа Майор до глубокой ночи. В эту круговерть я и окунулась, выпорхнув из Westin Palace Hotel на площади Кортеса. И сначала был музей Прадо, в этот день, работавший бесплатно, словно пытаясь облегчить мою агонию, открыв мне Франсиско Сурбарана и его «Агнца Божьего».  Маленький белый смиренный барашек со связанными ножками – апогей смирения. Никогда ничего не видела более щемящего! А еще Веласкес и Караваджо - своими глазами убедившись, что они существуют. И хорошо, что Прадо не несет в себе энергетики грабежа и стяжания. Все его собрания были подарены меценатами и коллекционерами (в основном испанскими королями конечно), а не награблены путем насилия и войн. 
Покинув Прадо, я иду по партеру парка Ретиро, заложенного Филиппом 4 для «духовного уединения»  (retiro), куда монархи удалялись во время постов и скорбей. Но звонница монастыря Сан-Херонимо-эль-Реаль отсчитывает часы, а тянущийся через весь парк бульвар Фернана Нуньеса полон любителей искусства, семействами с детьми, танцорами, гадалками, полицейскими на роликах и туристами с фотокамерами. И посмотрев на фонтан Падшего Ангела, единственный памятник Люциферу в мире, я иду предавать земле свою весну в регулярный французский парк недалеко от Хрустального дворца – самого романтичного места города. Здесь, среди алых роз сорта Санта Анна моя весна и обрела вечный покой.
Но ничто так не лечит скорбь, как запах кипариса и лучи майского солнца. Гран Виа (мадридская Тверская) полна особняками в столь любимом мной стиле модерн и магазинами класса luxe, но меня интересует дом 31 – лотерея доньи Манолиты, по мнению мадридцев, рано или поздно всем приносит удачу. Я иду в лучах вечереющего солнца ловить последние проблески дня на площадь Пуэрта-дель-Соль. Памятник Карлу 3, куранты почтамта, нулевой километр, медведь и земляничное дерево, богиня Венера, набожно переименованная жителями в Марибланку – Белую Марию-все зовет вперед и не разрешает оглядываться назад. И за рюмкой испанского бренди на площади Пуэрта-дель-Соль, я говорю себе, в главном городе Испании, что завершила самый главный гельштат моей жизни…
Viva Madrid! Да здравствует лето!    

Февраль-март, май  2012

Новости

06.10.17 

29.07.17 

26.04.17 





Facebook LiveJournal YouTube Vkontakte 


Исчезающие этносы

Оранг асли

негроиды Малайзии

Пигмеи

аборигены леса Итури

Ведды

аборигены Шри-Ланки

Мокены

история морских цыган Юго-
Восточной Азии

Хмонги

горные люди Индокитая

Родии

загадочный этнос Шри-Ланки

Чин

татуированные люди Западной Мьянмы

Булан

уникальная культура южного Китая



Экспедиции и путешествия к исчезающим этносам мираКарта сайтаСуматра-Ява-Бали

Прогоны сайтов по профилям
Работает на Amiro CMS - Free